/analytics/analysis_practice_bankruptcy/prokreditorskie-izmeneniya-v-bankrotstve-29-01-dozhdalis-/

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ.

Этот сайт использует JBI Group для сбора технических данных посетителей сайта с целью получения маркетинговой и статистической информации, осуществления рассылок (рекламы) посредством интернет-сервиса Unisender. Условия обработки данных посетителей сайта см. в Положении «Об обработке и защите персональных данных клиентов (физических и юридических лиц)».В случае Вашего отказа от продолжения работы с сайтом нажмите "Не согласен(на)". Для подтверждения Вашего согласия на работу с сайтом на указанных выше условиях нажмите "Согласен(на)".
на страже Ваших достижений …
+ 7 (863) 291-48-47, + 7 (863) 291-45-41

«Прокредиторские» изменения в банкротстве 29.01. - дождались...

oleg_proscurin_bankrotstvo

29 января 2015 года вступают в силу изменения в Закон о несостоятельности (банкротстве), подписанные Президентом РФ соответственно 29.12.2014. Поспешность, с которой они приняты в канун Нового года когда из месяца на вступление в силу половина дней - нерабочая, уже никого в профессиональной среде не удивляет: успеть-нельзя-опоздать.

Итак, основные моменты изменения весов в сторону кредиторов следующие:

  1. Повышается ценз для возбуждения дела о банкротстве, в т.ч. для должника.

    Теперь банкротство должника может быть инициировано при условии, что размер неисполненных обязательств составляет 300 000 рублей (ранее этот размер составлял 100 000 рублей).

    Размер увеличился незначительно, однако для искусственного банкротства должника он может в ряде случаев создать дополнительные трудности - 300 000 рублей все же обосновать сложнее ста. Что же касается кредиторов, то с минимальным размером и раньше редко можно было встретить заявления - ведь расходы на банкротство, затратами на которое рискует заявитель, были больше, минимально как раз около 300 000 руб. В расчет не беру случаи "банкротного рейдерства" - там размер как говориться значения не имеет.

  2. Банки, наконец-то, пролоббировали свою исключительность как кредитора.

    Надо сказать, что вносимыми в Закон о несостоятельности изменениями исключено положение, устанавливавшее, что неисполненные требования, служившие основанием для обращения в суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом), должны быть подтверждены вступившим в законную силу решением суда.

    Вместе с тем, в новой редакции Закона уточнено, что право на обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом без вступившего в законную силу решения суда, арбитражного суда, третейского суда принадлежит только кредитной организации.

    Т.е., остальные кредиторы обладают таким правом по-прежнему при условии наличия вступившего в законную силу решения суда.

    Правда, у этой новой возможности для банков есть переходный период - до «01» июля 2015 года указанное право кредитной организации может быть реализовано ею при условии предварительного (не менее 30 дней) письменного уведомления должника и всех его кредиторов о своем намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом.

    В новых экономических условиях и возможных банкротств самих банков эта мера воспринимается как антикризисная. Как банки будут пользоваться этим правом и насколько оно им поможет, мы скоро увидим.

  3. Дополнительные обязанности должника.

    Одним из новшеств является установление обязанности должника не менее чем за 15 дней до даты подачи заявления о признании его банкротом опубликовать уведомление об обращении в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом путем включения его в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц.

    Понятно, что скорость запуска процедуры банкротства увеличивается для должника на 2-3 недели. В ситуации состязательности с кредитором по первенству обращения с заявлением о банкротстве эта обязанность может сыграть решающее значение. В целом же для кредиторов такая публикация является дополнительным сигналом о переходе должника в юридически другой режим урегулирования с ним отношений. А вот для контрагентов/потенциальных контрагентов должника(поставщиков, покупателей, заказчиков) эта публикация в отсутствие иной отрицательной информации по анализу финансового состояния их контрагента (сайт суда, бух. и налоговая отчетность) может стать единственным сигналом об опасности - немногие из них до сих пор знают о возможности признания сделок с таким контрагентом недействительными в будущем по основаниям предпочтительности удовлетворения прав одних кредиторов перед другими. Такое заявление о признании сделки недействительной обязан будет заявить конкурсный(внешний) управляющий, ну а риск для такого контрагента должника перейти из разряда кредиторов в положение еще и "живого" дебитора по отношению к банкроту вряд ли кого-то обрадует.

  4. Дополнительное лишение прав должника (то, чего ждали давно...).

    Особенно стоит отметить, что должник, подающий заявление о признании его банкротом, теперь лишен права самостоятельного определения арбитражного (временного) управляющего, который должен будет осуществлять процедуру банкротства. Саморегулируемая организация будет определяться посредством случайного выбора в порядке, установленном регулирующим органом (Росреестр), при опубликовании уведомления об обращении в арбитражный суд с заявлением должника. До разработки подзаконного акта о порядке выбора СРО Росреестром эту функцию реализует арбитражный суд.

    Комментарии излишне. Как эта "случайность" судом и регулятором будет обеспечиваться, мы - профессиональные участники рынка - скоро увидим.

Резюмируя все вышеизложенное, можно констатировать, что вносимые в Закон о несостоятельности изменения направлены на усложнение процедуры возбуждения в отношении должника банкротства. Несмотря на то, что должники явно не успевают воспользоваться оставшимся после праздничных дней сроком для решения своих вопросов по старому порядку, говорить о несправедливости в отношении должников вряд ли приходиться - прежняя редакция давала слишком много бонусов: с помощью процедур банкротства при правильной профессиональной подготовке должникам удавалось не гасить долги, или, по крайней мере, их значительно реструктурировать. Теперь это делать должникам будет сложнее.

По состоянию на 29.01.2015 г.

Олег Проскурин, руководитель практики «Банкротство и реструктуризация»