на страже Ваших достижений …
+ 7 (863) 210-08-06, + 7 (863) 210-08-05
+ 7 (863) 210-08-12

Европейский суд по правам человека — спасательный круг для российских юрлиц! Это не миф!

По состоянию на 01.08.2013 г.

Пришло время развеять одно из самых глубоких  заблуждений, распространенное  почему-то не только среди руководителей, но и юристов:

Двери  Европейского  суда по правам человека  открыты не только для физических лиц, отвоевывающих свою пенсию или свободу, но и частных компаний, пострадавших от нечестного  правосудия. При этом абсолютно не важно, кто является ответчиком в первоначально возникшем  споре  - государство или  другая частная компания.

«Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней» (статья 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

 К сожалению, столь хорошую новость придется подпортить ложкой дегтя: Конвенция предусматривает лишь два безусловных  основания для подачи жалобы от имени коммерческой организации -  нарушение права собственности и права на справедливое судебное разбирательство.

Первый вариант менее интересен, так как касается споров с государственными органами. Исключения носят экстраординарный характер, когда  государству инкриминируют отсутствие в законодательстве адекватных процедур защиты интересов собственников.

Так, в деле «Шести май инжиниринг ООД» и другие против Болгарии» Европейский суд признал, что государство не исполнило свое обязательство по предоставлению  судебных средств защиты акционерам, интересы которых были  нарушены  мошенническим захватом компании.

А вот жертвой нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции (второе основание) может оказаться почти любая частная компания, вступившая в судебный спор с другой частной компанией. Так, если в ходе разбирательства между двумя частными компаниями процессуальные права какой-либо из сторон не были соблюдены, ответственность возлагается на государство.

Понятие нарушения норм процессуального права выходит далеко за рамки нарушений названных в данной статье принципов гласности, независимости судей, осуществления правосудия только судом и разумности сроков судебного разбирательства.

Среди полезных примеров выделим ненадлежащее уведомление о месте и времени судебного разбирательства, необоснованное участие в деле прокурора, отказ в истребовании необходимых доказательств, нарушение единообразия судебной практики. Однако следует признать, что последний пример носит весьма  исключительный характер (Постановление от 28.10.2010 по делу «Суда (Suda) против Чешской Республики»).

Кроме того, имейте в виду, что ликвидация юридического лица не является основанием для прекращения производства по делу в Европейском суде (решение ЕСПЧ от 29.01.2009 по делу «ОАО Нефтяная компания «ЮКОС») в отличие от судебной системы РФ.

Основной результат победы в ЕСПЧ -  восстановление  статуса заявителя, насколько это возможно, в том положении, в котором бы он находился, если бы требования Конвенции не нарушались. Восстановления данного статуса достигается посредством направления дела на новое рассмотрение, а также выплаты справедливой компенсации.

Таким образом, Высший Арбитражный Суд РФ – не последняя инстанция в борьбе за справедливость. Снятым с учета индивидуальным предпринимателям следует задуматься о перспективе обращения в ЕСПЧ еще раньше, после получения отказа в первой кассации (уровень областного суда).

Обращаясь в Страсбургский суд, помните, что даже, по его мнению, Конвенция - это «активный инструмент, который должен толковаться в свете современных реалий». Поэтому жалобы, признанные судом несовместимыми с  положениями Конвенции еще вчера, могут оказаться приемлемыми уже сегодня.  А главное, что рисков почти никаких – госпошлина не уплачивается, а затраченные расходы на поездку вполне могут компенсировать неиспользованный отпуск.


Проскурина Ольга Васильевна, руководитель налоговой практики

Коваль Валерия Олеговна,  юрист