на страже Ваших достижений …
+ 7 (863) 210-08-06, + 7 (863) 210-08-05
+ 7 (863) 210-08-12

Сам переплатил налог – сам и виноват!

Проскурина Ольга, налоговые споры

К такому выводу пришел Верховный суд России (Определение ВС РФ от 30.08.2018 г. по делу № А56-20427/2017), поставив точку в многолетних спорах по поводу обязанности налогового органа сообщать о переплате налога в бюджет.
Ранее позиция арбитров разнилась: одни суды говорили о том, что неисполнение данной обязанности не является барьером для реализации права налогоплательщика на возврат (Постановление АС Волго-Вятского округа от 20.01.2017 г. по делу № А43-35573/2015), другие же, напротив, рассматривали бездействие налогового органа как основание для отмены решения об отказе в возврате налога (Определение ВАС РФ от 30.09.2010 г. № ВАС-12413/10 по делу № А06-6032/2009, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18.04.2013 г. по делу № А45-18263/2012).
В соответствии с пп. 5 ст. 21 НК РФ налогоплательщику предоставлено право на своевременный зачет или возврат излишне улучённых или излишне взысканных налогов. Возврат может быть произведен по его письменному заявлению в течение трех лет, со дня уплаты указанной суммы, а при наличии недоимки только после зачета указанной суммы к возврату в счет погашения задолженности (п. п. 7, 8 ст. 78 НК РФ).
Согласно материалам дела № А56-20427/2017 в ноябре 2016 года организация обратилась в налоговый орган с заявлением о возврате излишне уплаченного НДС за 4 квартал 2012 г., а также за 4 квартал 2015 г. Инспекция произвела возврат налога, но только в части переплаты, образовавшейся в 2015 г., ссылаясь на то, что налогоплательщиком был нарушен трехгодичный срок, в течение которого он мог воспользоваться правом на обращение за возвратом налога.
Общество обжаловало данное решение в суде и настаивало, что, так как налоговым органом был нарушен ряд обязанностей, установленных НК РФ (а именно: налоговые органы не сообщали обществу об известных фактах излишней уплаты налога и сумме излишне уплаченного НДС до подачи заявления о возврате; для проведения совместной сверки и подписания акта совместной сверки расчетов по налогам, сборам, пеням и штрафам по НДС общество не вызывали; совместная сверка расчетов с бюджетом производилась по инициативе заявителя уже после получения оспариваемого решения), оно не имело возможности обратиться за возвратом налога раньше. При этом налогоплательщик также настаивал, что налоговый орган обязан был произвести зачет излишне уплаченного налога в счет недоимки, образовавшейся в 2015 году, в хронологическом порядке, что им не было сделано.
Тем не менее суды всех трех инстанций отклонили доводы налогоплательщика (решение АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06.09.2017 г., Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.05.2018 г., Определение ВС РФ от 30.08.2018 г. по делу № А56-20427/2017) исходя из того, что, так как организация сама исчисляла и уплачивала налоги, сама же подавала уточненные декларации за 4 кварталы 2012 и 2015 года, то она знала об образовавшейся переплате в бюджет, однако не предпринимала действий по возврату денежных средств.
Обязанность фискальных органов, установленная п. 3 ст. 78 НК РФ, является производной от первоначальной обязанности налогоплательщика самостоятельно правильно исчислять и уплачивать налоги. Поэтому неисполнение налоговым органом своей обязанности по сообщению налогоплательщику об излишней уплате налога в данном случае не может означать изменения порядка исчисления срока исковой давности.
Важным оказался тот факт, что с 2013 г. налоговый орган  периодически проводил совместную сверку с налогоплательщиком по уплаченным налогам, но акты сверки подписывались разными лицами, так как в организации неоднократно происходили кадровые изменения. Налогоплательщик пытался в суде признать этот факт уважительной причиной для пропуска трехгодичного срока. Однако суд указал, что смена руководителей не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, так как при смене руководителя замены стороны в налоговом правоотношении не происходит. Налогоплательщику не могло не быть известно о переплате со дня ее образования, так как общество самостоятельно вело бухгалтерский и налоговый учет.
Стоит обратить внимание, что судами по данному делу проигнорирован довод налогоплательщика о возможности зачета налоговым органом переплаченных сумм в счет недоимки по НДС.
Как подтверждает судебная практика (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.03.2005 г. № А19-11366/04-20-Ф02-990/05-С1, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 31.10.2012 г. № Ф03-4477/2012, Постановление ФАС Поволжского округа от 30.10.2012 г. № А72-10627/2011) статьями 21 и 32 НК РФ предусмотрено право налогоплательщика на своевременный зачет сумм излишне уплаченных налогов, одновременно согласно п. п. 5 и 6 ст. 78 НК РФ установлено, что налоговые органы вправе самостоятельно осуществлять зачет  излишне уплаченных сумм налога, а также сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих возмещению, в счет погашения задолженности по налогам и пеням перед тем же бюджетом.
Кроме того, законодательство о налогах и сборах не ставит обязанность налогового органа зачесть или возвратить сумму налога в зависимость от момента, когда налогоплательщик узнал о наличии у него переплаты.
Так как налоговый орган наделен полномочием по самостоятельному зачету налога в счет недоимки, то, в теории, инспекция в деле № А56-20427/2017 могла произвести зачет излишне уплаченного налога в счет погашения образовавшейся недоимки в 2015 году, что не было сделано.
В данном случае можно было настаивать на бездействии налоговой, однако налогоплательщик, а затем и суд предпочли акцентировать внимание на сроке давности за обращением о возврате.


09.11.2018

Ольга Проскурина, руководитель налоговой практики, управляющий партнёр Юридической фирмы "JBI Эксперт"